Слова из 6 букв сканворд

Я перенесся в размышления о том, что и я в каком-то смысле последний ребенок Империи. На букву "х", кажется Импозантный, всегда в дорогом костюме, "спасибо - пожалуйста", "разрешите - а нельзя ли". Сижу рядом с бушующим морем, тоскую по-черному и даже зарядку с обтиранием не делаю. Мелкие как один копируют поведение Белочки. Нива - это не внедорожник, а опытный ликёроводочный завод. Такое я видел на старорежимных картинках русских художников-передвижников. Сегодня утром меня обозвали соломенной вдовой, представляешь? Я еще не знал, что через полчаса мое лицо вообще перестанет что-либо выражать. Купил бы дом-времянку, обязательно на улице Сакко и Ванцетти. Решено, еду туда работать. Скорее всего, это была неопытная ассистентка иллюзиониста Кио, не сумевшая дождаться, пока мэтр под гром оваций соединит ее распиленное тело. Роскошных красных фонарей не видать. Потерпи месяц, другой и получится продукт который не стыдно подать и к столу сборной страны по домино или преферансу. Мы тут на консервации исторических объектов, памятников, общественного наследия, так сказать. Неужели так долго вынашивал свою фразу? Еще глоток… Ага — можно без рогатины сходить на медведя… Потом глоточек… Му-у-у… Ну, воздушные пираты, проклятые террористы… Ик… Нападайте на мирный лайнер.

Девушка нелегкого поведения (fb2)

Мы с ним не разговариваем. Он лишь один раз, при встрече, как-то грустно сказал, не помню, "Ты - феномен" или "Ты - аномалия". Мульцумеск, спасибо за доброту и щедрость, но организьм не примет. Что ж вы ничего не едите? Умруны вы чё ли? То-то я смотрю жидкие да долговязые, будто поганки какие тьфу ты прости господи. Может, помочь чем, бабуся? Мы тут ради ремонта. Может, что подлатать, починить?

Здоровье его - вооо, конь кой-с-чем. Разгадана тайна загадочной улыбки Моны Лизы. Она обкурилась Марь Иванны. Валерьянка ловила комаров и ела. Ди сидел с удочкой на досках, свесив ноги в воду. Вид у него был заправского рыболова. Закидывал снасть направо, потому что налево, в камышах, у него стояла мережка. Да-да, я уже много веков великий и ужасный колдун, люблю на ужин маленьких бэбиков.

Ты думаешь, чем мы занимаемся, когда остаемся наедине? Шу старался меньше жестикулировать и даже пальцем не тыкать в раздраженную Белку. В основном - болтовней. Он травит байки, которые я слышал тыщу раз, а часто - был участником событий, но всё равно преданно и терпеливо киваю и поддакиваю. Неужели мы все такие?

Форма важна для моряка и для космонавта, черт возьми, важна. Без формы ты кто? Пират, штурман, ты - корсар! Что твой капитан Бартоломью, всё един хрен! Я думал мы пошли за гашишем, а зачем-то купили свинью. Это как мексиканская пиньята. Для начала мы должны заколоть свинью и вынуть потрошки. У всех, включая Вальку, загорелись восторженно глаза.

Василий Георгиевич сидел в кустах сирени, комары его не ели, ибо художник мертв давно, вот только золотисто-изумрудные мухи норовили залезть прямо в сухие глаза, атаковали влет. Приходилось время от времени обрызгивать себя из флакончика с гвоздичным маслом спасибо, Чернокнижник подсказал. Ди в это время чуть слышно бранился с Шу. Вопрос был стар как мир ура ура это была Ревность! Это я почему раньше был злой? Потому что у меня велосипедика не было.

Подожди, Бела, предавать меня анафеме. Я уж и покаялся, и на храм подал, варился в щелоке и в сере, пуще того - я испытал все тяготы колючих, зубастых сатир Петрония. Я чист и прост, как вот доска или река. Здесь теплится жизнь, Бела! Нелегальный элемент, сквотер, мать его за ногу! Зрелище было то еще. В пустом городе, посреди гор, да под постапокалиптичную Lustmord - Black star Персидских кровей кошка во все глаза таращится на двух незнакомцев.

Это как страшилки с Холмиков. Для тех, кому уже за триста. Во-первых, это оказался кастрированный кот со звучным именем Лорд. Во-вторых, хозяином этого зверя, а вернее - хозяйкой, была опрятная старушка в возрасте от ста пятидесяти и выше, без единой морщинки, со спиной прямой как стрела башеного крана. Она носила темную юбку и кофточку с национальным орнаментом. Волосы её спрятались под платком, но, кажется, они все до единого были черные как смоль, да и зубы все свои, от природы.

Привычные чудеса геронтологии конца тридцать седьмого века. Кот был большущий, черный. Бабка шла с корзинкой трав, за которыми ей неминуемо надо было лазить по таким местам, где без спецоборудования человеку не прожить и пяти минут. Бела хмурился и улыбался одновременно, как он один умеет. Ди закрыл лицо ладонью и отвернулся. Ой ли, ой - Сейчас окажется, что она его прапраправнучатая племянница в каком-то там колене. Это за грехи мои. Я так хотел всего лишь посмотреть, как Бела танцует фокстрот.

Фред Астер Белка с какого-то перепугу обратился к старушке по-английски. Потом безуспешно пробовал завязать разговор на французском, немецком, мадьярском. На последнем варианте бабуся расцвела, затараторила что-то в ответ. И как-то плавно они, незаметно, как начали болтать на секейском. Бела то и дело восхищенно цокал языком и норовил поцеловать собеседницу. Ну как дитя малое, ей богу.

Словно робинзон, среди открытого океана, в бурю, вдруг встретивший спасительный корабль. Главное, чтоб не Титаник Подумал Ди, вспоминая историю-неканон о Дориане и теплоходе-мечте, что должен был увезти его в Новый Свет, даровать шанс на новую жизнь. Ну раз вы уже на короткой ноге, Бела из Лугожа и мммм? Баба Грыня схоронила трех мужей. О ней бы частушки слагать. С Белкой как сцепились языками, так болтали до сих пор.

Ди смеялся - вот, а еще тыщу лет назад говорили, что трансильванское наречие вымирает Рядом паслись пегие козы и блеяли без передышки. Ди поставил бабке крышу и теперь любовался со стороны. Орлиный взор, лицо, выточенное из камня. Только глаза пустые, черные. Это выглядело нелепо и бестактно. Они втроем - да кошки были одни во всем белом свете.

И какие дела не могли подождать хотя бы до вечера? Дженни радость, Дженни свет, Дженни розовый букет! Мы иногда берем его с собой. Но - он единственный молодой жеребец в нашем стаде. Я - старый мерин, Шу - как его? Мул, упрямый, лопоухий, милый, но совершенно бесподобно робкий и Камень в перстне сверкнул, когда Ди пригладил волосы. Зачем ты взялся помогать этим меценатам, любителям древностей из глубокого космоса?

Не говори, что тебе нужны деньги, чтобы выплатить долг за красавчика. Ты этим занялся раньше, чем ввязался в высшей степени дурацкую затею с боями без правил. Всё хорохоришься, перед молодью - ну со стороны уржаться, наблюдая твою прыть и гонор. Сам-то уже износился, черная кровь, сухой как щепка. И что бы ты сделал? Купил бы дом-времянку, обязательно на улице Сакко и Ванцетти.

Или даже - списанный вагон. У Ди физиономия была небритая и опухшая. Говорил мало, вяло и даже не открывая глаз. Валерианка паслась тут же, виляя хвостом и принюхиваясь к легендарным сапогам Виго. Надо же, Шу и Джанини вылечили тебя. Я выздоровел, когда они наконец, отстали и умыли руки, бездари. Ах ты мой козленочек, микутул Белка взвился на дыбы.

Ди рассмеялся самым злорадным смехом на какой был способен. Они еще построили рожи друг другу, скаля зубы. Где-то негромко играла нежная мелодия Путтин ин зе ритц. Ди звонко постучал острым ногтем по краю бокала. Я за твои новые работы гроша ломаного пожалею. Ржавый мост через заросший пруд? Постукивая пустым ведром о коленку, щелкая каблуками на камнях дорожки, посвистывая, Ди шагал с удочкой к полусгнившим мосткам, порыбачить.

Валька тут же стремглав выбежала из кустов и засеменила, указывая путь и то и дело утробно-призывно мявкая. Полчища комаров и мошек налетели на неё, и она присела, чихая, фыркая и пытаясь левой задней лапой выскребсти тварей из уха. Мишка, Мишка, где твоя улыбка, полная задора и огня? Самая нелепая ошибка, Мишка, то что ты уходишь от меня Шу поднял голову, улыбнулся- что, опять вспоминаешь Мишеньку Андреева?

Знаешь, слизняки мне тоже глубоко симпатичны, но я почему-то не беру их в гвардию. Два кривых огурца да четыре яйца - вот мифический завтрак туриста. Еще обязательно две пышных сдобных булочки, иначе всё впустую. У нас сейчас очень популярен среднегалактический курорт Ая-Аха. Где у него кнопка отключения голосовых связок?! Или какую команду сказать?! О древние, это ваше чудо роботизации меня за.. Лучше бы он работал на солнечных батареях и уходил на подзарядку по 18 часов в сутки, как старые добрые макбуки моего времени.

Лайф из вуд, короче. А пипл а вулвз. И он нажал, падла, на курок старинного карабина. А вот и наша прелестная принцесса! Явилось неземное существо, в наряде из светящихся нитей, когтей, перьев и чешуи, варварская роскошь. Никто не посмел съязвить, все любовались, затаив дыхание. А мне везет как покойнику- однажды и навсегда. При этом он не сводил глаз с Шу. Ди ходил, погружен в какие-то безрадостные мысли, и то и дело ежился.

Ничего не ответил, лениво смерил с ног до головы презрительным взглядом, полным яду, яду мне, яду! Дженио подмигнул и шепнул на ушко милому дружочку Люльо: И славный покойник фра Базилио куда горячее, чем кажется с виду. Идите к нам, прошу! Мы мальчики вежливые и ласковые, к этикету? Мы на всякий случай проверили, в дактилоскопическом банке они отсутствуют.

Живуч древний инстинкт, хоть и пытаются его пресекать бабушки-сиделки, радеющие за сохранение музейного добра! Возможно, преступник специально стер с него следы. Это говорит о том, что моряк все-таки не в одиночестве картинами любовался. Самому-то ему зачем было ведро протирать? Квадратная, сделана из дерева. В качестве крепления использована обыкновенная булавка — ты когда-то меня просветила, что такие булавки называются английскими. С обеих сторон брошка покрыта черным лаком.

На лицевой стороне — картинка: Перед санями — упряжка желтых и красных лошадок, которые больше похожи на очумевших бегемотов с гривами. На одной лошадке лак поврежден. У тебя, Никуша, как у представительницы женского пола, разбирающегося в этой дребедени, есть какие-нибудь комментарии? И не специалист по картам Таро Алексей Вовк. Кроме того, мне кажется, что эта брошка вряд ли принадлежала женщине.

Я думаю, что тут замешан мужчина. Речь идет о дешевой брошке, а не о яйцах Фаберже! Если брошка принадлежала женщине, то какой-то, мягко говоря, странной. Гораздо вероятнее, что эта штука предназначалась в подарок туристу-иностранцу или была им куплена. Ты, Семен, пройдись по Невскому, по художественным салонам.

Посмотри, где такие поделки продают. Может, это что-нибудь и даст. Некоторое время Сёмка молчал. Все было тихо и спокойно. Сигнализация в полном порядке, но она не сработала. Попрощавшись с Мармеладовым, Ника вылезла из ванны. Обласкала себя французским кремом и залюбовалась собственным отражением в ярко освещенном круглом зеркале, закрепленном в квадратной раме.

Никины друзья и ее несравненный Вовка считали, что она похожа на знаменитую итальянскую актрису Орнеллу Мутти, укрощавшую в кино строптивого Челентано… При муже Лосовская всегда соблюдала политес: Но сейчас можно было и расслабиться. В постели было тепло, а местами даже жарко. Там уже целый час лежали под горой одеял две горячие резиновые грелки и парочка разомлевших кошек.

А кошачья температура, как известно, тридцать восемь — тридцать девять градусов по Цельсию. Ника нырнула в нагретое логово и подумала, что надо бы купить нормальный калорифер, единый проездной билет на все виды общественного транспорта и побольше хорошего кофе для гостей — чтобы никогда не кончался. Набоков Одинокий пожилой моряк уже не первый день сидел на раскаленном песке под безжалостным голым солнцем.

Налево, направо, позади и впереди простиралась только пустыня. Названия пустыни он до сих пор не узнал, но разных эпитетов для нее придумал массу. Миражам моряк не верил и даже прикрыл лицо бескозыркой, чтобы не видеть глупых и призрачных соблазнов. Он решил, что если станет в следующей жизни главнокомандующим военно-морским флотом, то первым делом издаст три приказа: Затопить все пустыни морями.

Перепрофилировать швейную промышленность на выпуск бескозырок исключительно белого цвета, так как именно этот цвет наиболее эффективно отражает солнце. Изменить дизайн бескозырок, добавив к ним огромный козырек в качестве необходимейшей детали для защиты лица от ненавистного и еще раз ненавистного солнца. Рядом с барханом, к которому безуспешно пытался прислониться обессиленный моряк, расположились на плоском песчаном пятачке придуманные им самим солнечные часы.

Отметками часовых делений служили двенадцать черных бескозырок, аккуратно разложенных на песке по кругу. Неяркую тень, заменявшую часовую стрелку, отбрасывала на эти отметки одноразовая пластмассовая вилка, воткнутая в центр песчаного циферблата. Циферблат получился большим, а вилкина тень — крошечной, поэтому определять точное время было трудновато. Вот и сейчас он совсем по-детски улыбнулся внезапно налетевшему легкому ветерку, обвеявшему его запекшиеся губы и воспаленное красное лицо.

Приятный ветерок, однако, начал быстро превращаться в крайне неприятный смерч. Часовые отметки — бескозырки — взмыли с положенных им мест вверх и закружились над головой моряка в траурном хороводе. Снизу было видно, как багровеют пришитые внутри бескозырок полоски плюша. Длинные черные ленточки с желтыми якорьками на концах то разлетались по воздуху в разные стороны, как пустынные змейки, то сплетались друг с другом в причудливо-печальные погребальные арабески… 9 Слава вам, идущие обедать миллионы!

Маяковский Проснувшись поутру, Ника обнаружила себя в постели в одной-единственной спальной пижамке, расшитой желтыми цыплятками и лазоревыми незабудками. Одеяла и грелки были свалены бесформенной кучей на полу у кровати. Предчувствия ее не обманули. Раскаленный дореволюционный чугун возвещал о приходе новой жизни — нормальной хотя бы в температурном плане. Среди прочих промелькнул кадр с извивисто скользящей по пустынным пескам гадюкой. Ника машинально взяла с расписного подноса еще один бутерброд с маслом и медом.

Она пыталась удержать внутренним взором зловеще-черную змеиную ленточку на фоне ослепительно-белых барханов. На душу снизошла тоска от ясно всплывшего из памяти ночного сна: На месте его не оказалось. По-моему, не стоит вам ворошить мореходные архивы из-за музейного трупа. Вряд ли он служил когда-нибудь во флоте. Для чего, по-твоему, такое делают? У нас раньше в доме жил бывший морской капитан. Его все просто Степанычем звали.

Перебравшись со своего любимого корабля на пенсию, он благополучно спился. Черти регулярно его с балкона на улицу выманивали, и однажды он не устоял перед их приглашением… В общем, нет больше Степаныча. Для форсу — чтобы бескозырки лихо красовались точно на макушке, а не проваливались до плеч, словно шапки-ушанки. А у музейного трупа голова была очень большая, ты сам ее вчера с тыквой сравнивал. Значит, ему эта обшивка была без надобности. Стандартная бескозырка и так бы у него строго на макушке сидела, потому как ниже на череп просто не налезала.

Или ему чужую, после того как он сам отключился, кто-то на башку напялил? Умница ты моя — то есть, увы, не моя… Посмотрели мы еще раз повнимательнее на наряд покойничка. Тельняшка размера на три больше, чем надо бы. А бескозырка, наоборот, с чьей-то посторонней головы гораздо меньшего калибра. Так что, скорее всего, ты права, зайка: Везде говорят одно и то же: Выяснилось, что тогда три человека сдавали именно такие броши.

Я фамилии и адреса на всякий случай выписал и проверил — ничего особенного за этими субъектами не числится. Могу их инициалы тебе назвать. Тогда при чем же тут этот супчик? После минутного размышления все стало ясно: Боже, до чего же легковнушаемо ее подсознание! Курица на обед — это ведь не так уж и плохо, тем более в отсутствие мужа-вегетарианца. Курочкин, Курочкин, как величать?

И внезапно вздрогнула — да так, что куриные крылышки едва не вылетели из супчика на пол — Ёжкин кот! А ведь супруга моей бывшей однокурсницы Любы Левкасовой зовут Славкой Курочкиным! Она вспомнила разговор с Любой за столиком музейного кафе — в тот день, когда на экспозиции Айвазовского произошло сразу два невероятных эксцесса: Вообще-то образование у него техническое, но он всегда увлекался изобразительным искусством. А теперь, вот уже несколько лет, он занимается арт-бизнесом: Закупает там оптом матрешек, расписные брошки, шкатулки с подносами разные и потом сдает в питерские художественные салоны — иностранные туристы их хорошо покупают.

Ну, иногда конечно и наши соотечественники кое-что берут, особенно перед праздниками… После несколько хаотичных, но усердных поисков Ника обнаружила визитку Любы Левкасовой, которую та вручила приятельнице при расставании. К телефону подошла немолодая женщина. Вся лотерея состоит в том, что каждый новый день просто предлагает тебе сломаться. Все стало цивильнее, нас пронизывает Wi-Fi, мобильная связь и прочие излучения, но конкретно я не буду скучать по этому дерьму, если когда-нибудь уеду.

Мою лавочку бесцеремонно уже занял дед с полной обоймой золотых фикс, как у Old Dirty Bastarda из Brooklyn Zoo, со своим пивом и пуделем, которого, по всей видимости, вручила ему просраться его старуха. Тут он мне говорит: Дед был громадный, такой, что я смело мог предположить, что в молодости он тягал штангу, рельсы и, судя по наколкам, северные леса. Я не стал спорить, к тому же рядом стоял мопед, за которым я привык следить. Пудель был сильно отпидарашен различными бантиками и декоративной стрижкой.

Дед заметил мой взгляд, сурово глотнул из своей полторашки разливного и, глядя в даль, сказал: Я глотнул пива, и мы немного поговорили о погоде, о том, что скоро кончится лето и будет полная жопа, сейчас только спала жара. Я понемногу пьянел, и, как манна небесная, мимо прошла телка с таким бампером, который внес в эту брутальную реальность ту каплю прекрасного, чтобы все это не расщепилось на атомы внутри моей головы. Я только потом заметил, что и дед тоже не слабо залип на жопу брюнетки в красном платье, удивился я, когда увидел, что и пудель тоже всю дорогу не сводил с нее взгляда.

Поверь, я прожил долгую жизнь. Друзья, родители, бляди, сокамерники, жены, дети, все они имеют лишь одно свойство — текучесть. Как эта жопа, которая уплыла только что, только вода ведет себя так же. От этого, ты не замечал, когда идет дождь — люди чувствуют себя слегка неловко. Вода дает нам вспомнить о своей первозданной чистоте, чистоте стихии, и вот в такие моменты каждый чувствует это, эту свою капельку зла.

Я был бы рад и дальше продолжить этот разговор, но все же обошел дом, пересек сквер и зашел в бар напротив, чтобы прийти в себя как следует без лишнего кипиша и тревожных тем, типа расставания с любимыми, которые так любят старики. В баре напротив меня знали. Местечко на любителя с кривым столом для пула, шестом для стриптиза, за которым я ни разу не видел танцовщицы, барной стойкой, за которой прятался самый ушлый, омерзительный бармен в мире.

И дело было не в засаленной лысине, которую он старательно прикрывал тремя волосками с макушки, не в черной футболке с названием этой ямы, не в том, что он никогда не смотрел в глаза и не брал в руки шейкер, а в том, что барная стойка была действительно высокой, он стоял немного поодаль за кассой, ровно с тем расчетом, чтобы по нему нельзя было въебать.

А въебать было за что. Он разбавлял огромным, как айсберг, куском льда почти все, что делал, чтобы никто не почувствовал, не узнал про сивуху из канистры, которую он лил мимо кассы вместо виски и рома. На этих канистрах с левым бухлом он уже целое состояние поднял. У него в лучшем случае вы выпьете суррогат, в худшем метиловый спирт. Я насквозь видел этого ублюдка, и он меня не любил, не за сломанный кий и несколько спровоцированных драк, он не любил меня за то, что в отличие от местных завсегдатаев, которым вообще все равно что пить, я знал, как выглядит нормальный бар и никогда не упускал возможность обсудить с ним это.

Единственное, что в этом баре было по-честному, это пиво. И в этот момент я видел, как ему становится хуже, чем мне. Я сел на круглую табуретку напротив и положил рублей на стойку, кивнув на кран. Пидор старался делать вид, что смотрит баскетбольную трансляцию НБА на экране в углу у входа. Он скривил лицо, больше мы не разговаривали. Стакан зашел хорошо, настолько, что я даже закурил. Он налил еще и ушел в подсобку. В баре больше никого не было, кроме уборщицы узбечки. Она отмывала какую-то липкую ебалу под столом вдоль стен, но иногда останавливалась и смотрела на черных мужиков с мячом, зарабатывающих миллионы, возбужденных и обливающихся потом атлетов.

Иногда она замечала, как я на нее пялюсь в те моменты, когда она совсем забывалась от вида этих гигантов, и тогда она стыдливо вновь принималась за липкую ебалу. Я давно ее знаю. Этот бармен, он же ее начальник, совсем ее задрочил, она, кажется, вообще не выходила из этого подвала, если она не собирала осколки под барной стойкой, то чистила тряпкой лестницу на входе.

Для нее это всегда была лестница вниз. Ее смуглая кожа совсем побелела на руках от всех этих содовых растворов, которыми она вылизывала то, что через 15 минут заблюют снова. Думаю, белизны он от нее и добивался. Позвонила Даша, я понемногу ожил и поэтому ответил. Она сказала, что к ней приехала подруга из Штатов, сказала, что хочет нас познакомить, чтобы я шел домой и там в сабвуфере в самой дыре колонки взял заныканную двухграммовую шишку сканка. У меня не было сил сопротивляться, я сказал — хорошо, хотя знал, формулировка — как никогда прежде — звучит весьма сомнительно.

Я позвал бармена и дал ему еще пятьсот рублей, чтобы свалить как полагается. Он, кажется, приготовился сказать что-то про сдачу, что ее нет, но тут вспомнил про те , вернул мне их и полез под кассу искать мелочь. Я остановил его дружеской улыбкой, а затем сказал: Он улыбнулся, затем скорчил недоумение, заподозрив что-то, и сказал: Я еще сильнее улыбнулся ему в ответ и покачал головой, даже узбечка сзади отвернулась к стене, чтобы не было видно слез радости на ее глазах.

Мне стало совсем нормально, и уверенной походкой я направился обратно, прокручивая этот момент в памяти. Ну вот, думал я, из этого дня что-то начинает складываться, сейчас найду сканк, сниму пробу, отломаю половинку и поеду получать всю ту любовь, что мне пообещали, если мне пообещали целых две пилотки, я все из них выжму. Я еще не знал, что через полчаса мое лицо вообще перестанет что-либо выражать. Перед тем как снять пробу, нужно было только зайти в душ. В ванной в зеркале на меня смотрел охрененно крепкий пацан.

Я даже проникся доверием, челюсть была немного выдвинута вперед, недельная небритость и этот взгляд — спокойствие и сила. Вода меня немного отрезвила, голова отяжелела, челюсть задвинулась назад, почувствовав это, я выскочил из ванны, надел свежие трусы и побежал к сабвуферу в комнату, засунул пальцы в дырку с обратной стороны, но сделал это слишком резко, кончиком среднего пальца я только почувствовал, как шишка провалилась внутрь колонки.

На часах было уже восемь. Я потряс саб, но звук был глухой, моя шишка была в ловушке. И этой тряской я мог только ей навредить, я побежал в коридор за отверткой. Мне было немного зябко от холода после душа, но в ящике с инструментами была только горизонтальная, крестовую я одолжил Тимуру в начале прошлой осени, когда он ночью скручивал плазмы в закрывавшихся летних кафе. Зато там был молоток, пилоточки ждали, они явно скоро начнут звонить, нужно было действовать быстро.

Я взял молоток, отвертку и решил, что просто вскрою верхнюю крышку, а ночью уже все починю. Стетхем бы так и сделал. Справлюсь с этим дерьмом. Мама всегда говорила, что я немного импульсивен, и была права, через минуту я раздолбал сабвуфер в хлам, внутри было кое-что еще, шишка тянула на 2 грамма и неслабо воняла, но в самом углу у нижней стенки я обнаружил еще и граммовый целлофановый пакетик, туго запаянный, с кремово-белым порошком внутри.

Гарри Олдман сыграл обычного человека, можно сказать, опера из моего районного УВД. Кайзер Сузо — чувак, который убил на глазах у врагов всю свою семью, чтобы этого не смогли сделать они, а потом кончил их самих, потом их семьи, а потом вошел во вкус. Но Гарри Олдман сделал все лаконичнее, даже без предыстории, просто взглядом.

Да, там есть сцена с устроенной им кровавой баней, но в ней он смотрится даже не так зловеще, когда просто разговаривает с другим человеком. В этом фильме это передано на все сто, самое страшное зло появляется не внутри персонажей из комиксов, а внутри самых обычных героев, ощутивших абсолютное безразличие вселенной к их существу. В фильме Кубрика мы видим, как это происходит, мы можем за этим наблюдать и анализировать это, в случае с героем Гарри Олдмана мы видим, как это уже случилось.

Он с самого начала на волне. Никаких сверхспособностей, просто самый обычный человек делает свою работу, вот так я загнался, пока делал свою работу. Все-таки я любил этот саб с его мощными басами и графическим эквалайзером, когда я его покупал, это было последнее слово в домашнем звуке. Дальше шли только студийные мониторы. Я положил руку на колено, закинул ногу на ногу в ожидании, что же Даша все-таки там спрятала, по кисловатому горькому запаху это был амфетамин. Нужно было вводить помедленнее, это чистый, давление и пульс подскочили, когда я извлек иглу, кровь потекла струей.

Конкретно эту струйку от инъекции я стер салфеткой для интимной гигиены. Радужка глаз просто исчезла, но по мышцам во всем теле пошла волна такой легкости, что я ощущал, как могу запрыгнуть на Луну, было бы желание. Все-таки военные летчики в начале прошлого века знали толк в наркоте. Под этим дерьмом можно завоевать полмира, амфетаминовые блицкриги целой армии под командованием вмазанного первентином фюрера это доказывают.

Мои глаза доказывают, что амфетамин лишает тебя человеческого облика. В то время как во всей остальной Европе уже вовсю наращивали свое влияние англосаксы. Одним словом, сверхлюди появились совсем не по причине особой чистоты генетического кода, на практике это были раненые люди под химией. Я смотрю на эти свои глаза и понимаю, как выиграли олимпиаду в м, понимаю, как делаются восемь боевых вылетов за ночь. Это не человеческие глаза, мне стало немного страшно, я явно вогнал в себя чистый лабораторный амфетамин без какой-либо присыпки, я сам стал себе личным доктором Моролем и, кажется, достиг определенных успехов в своем ремесле.

Надо сказать, что, выкурив несколько сигарет в этих размышлениях, я совсем позабыл о девчонках, о предстоящей встрече. Я перенесся в размышления о том, что и я в каком-то смысле последний ребенок Империи. Конечно же, не самый последний, но один из этого выводка. Я родился в м году.

Самозабвение

Случаев он приводит. Отмечалось минимальное ( le; 22) повышение экспозиции субстрата UGT1A1 ралтегравира при приеме. F ouml;r de andra l auml;kemedlen som du anv auml;nder tillsammans med Daklinza. Sofosbuvir was not genotoxic in a battery of in. Не реагирует на лечение.

Новые определения

перед сдачей венозной крови желательно 15 мин?

Похожие темы :

Случайные запросы